Как Никулин к демократическому президенту ходил

Приехал в 1987 году Председатель Государственного совета Польской Народной Республики Войцех Ярузельский с частным визитом в США. Президент США решил принять его. И вот, во время беседы, Рональд Рейган решил надавить:
— Обратите внимание, господин председатель, у меня на столе три кнопки? Нажму вот эту, красную кнопку — и полный пиздец придет Советскому Союзу, нажму вот эту, синюю кнопку — и полный пиздец социалистическому лагерю, нажму вот эту, зеленую — и прощай земля за океанами.
Ярузельский внимательно выслушал, а затем тихим, медленным голосом, начал рассказ:
— Вы знаете, господин Президент, у нас в Польше, в городе Львове, до начала Второй мировой войны жила вдова, пани Домаховская. Это была очень богатая женщина. На первом этаже у неё было семь замечательных туалетных комнат и семь бронзовых унитазов. На втором этаже у неё было три туалетной комнаты с тремя серебряными, резными унитазами. На третьем этаже была шикарная плюшевая спальня вдовы, где одна золотая туалетная комната венчалась огромным золотым унитазом в середине.
Так вот, когда Красная армия в 1939 году вошла в Львов, пани Домаховская обосралась на лестнице.

Один из моих любимых бородатых анекдотов, услышанный в таком варианте на 3 курсе. С него и пошло постепенное выкачивание либерального говна из моей головы. Есть и другие варианты этого анекдота:

Приехал Путин к Бушу в гости. Буш показывает Белый дом. Подходят они к столу с тремя кнопками. Буш:
— Вот нажму я первую кнопку и не станет российского народа, нажму вторую и сгорите вы все в огне, нажму третью и не будет больше России!
Путин внимательно послушал и говорит:
— Во времена второй Мировой войны, жила в Берлине очень богатая женщина, и был у неё очень большой дом. В доме было три унитаза: первый из золота, второй из платины, а третий бриллиантовый. Но, когда наши войска вошли в Берлин, она обосралась ещё на лестничной клетке.

НИКУЛИН И РЕЙГАН
Однажды в свите Горбачева в Штатах оказался Никулин. Горбачев у Рейгана хотел быть на равных. Но Рейган поучал и хохмил. Горбачев тушевался. Ему хотелось войти в историю. Рейган сыпал русскими пословицами. Горбачев молчал, протокол не предполагал шуток. Никулин порывался рассказывать анекдоты, но был тактично останавливаем.
В кабинете Рейган под хохот прислуги, показывая на серебряную и золотую крышечки канцелярского прибора, заявил, что это ядерные кнопки для Европы и России.
Горбачев не нашелся, как парировать шутку. Его советники посерели.
И тут Никулин прервал тяжелое молчание услужливой челяди.
— Господин Рейган, — сказал он, — а знаете, когда мы с советскими войсками вошли в Польшу, в доме у мадам Боутековской, содержательницы звестного в Варшаве заведения, тоже увидели два унитаза — золотой и и серебряный. Она ходила туда попеременно.
— И что? — спросил Рейган.
— А ничего, — любезным тоном ответил Никулин, — когда она увидела
русские танки, она не добежала ни до одного…

Взято тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *